"ОБЩЕСТВО ЭЛЕКТРИЧЕСКОГО ОСВЕЩЕНИЯ 1886 ГОДА"


В очерке «Братья Сименсы», приуроченном к 126-летию Мосэнерго, мы рассказали о родоначальниках московской энергосистемы ― Вернере и Карле Сименсах. Но мы лишь вскользь упомянули о созданном ими «Обществе Электрического Освещения 1886 года». Этот проект братьев Сименсов заслуживает отдельного рассказа и добавляет новые штрихи к их биографиям.

Сейчас это кажется почти неправдоподобным, но вплоть до 1879 года наиболее прогрессивной технологией освещения считалось использование светильного газа, получаемого путем перегонки из каменного угля. Светильный газ был вершиной «линии горючих веществ» в освещении, тянувшейся от костра, факелов и лучины через свечи и масляные фонари к керосиновым лампам. Еще в 80-годы XIX века производство и хранение светильного газа были куда более серьезной отраслью городского хозяйства, чем электротехника. Различные электродные устройства накаливания (ведущие открытия в этой области были сделаны Василием Петровым, Александром Лодыгиным и Павлом Яблочковым) выглядели в глазах потенциальных массовых потребителей яркими, но при этом дорогими и непрактичными игрушками.

Разрушить монополию светильногазовых компаний удалось Томасу Эдисону, который занялся проблемой освещения в 1878 году после того, как газ в его мастерской отключили за неуплату. В отличие от русских конструкторов, Эдисон поставил перед собой задачу создать устройство, которое по экономическим характеристикам эксплуатации могло бы успешно конкурировать с газовыми рожками. И ему удалось найти революционное по своим рыночным последствиям решение, позволившее сделать лампочки накаливания не только долговечными, но и вполне доступными по цене. Почти каждая устраиваемая Эдисоном демонстрация изобретений влекла за собой биржевой обвал акций газовых компаний, поскольку все большему числу деловых людей становилось очевидным, что рынок услуг освещения приближается к радикальному изменению технологической базы.

Тогда же Эдисоном была решена задача создания надежного генератора, преобразующего механическую энергию в электрическую в условиях меняющейся потребительской нагрузки, что открывало широкую дорогу применению электричества в промышленности и городском освещении. Вернер Сименс изобрел генератор постоянного тока с самовозбуждением еще в 1866 году, но тогда потребительский рынок еще не созрел для массового востребования разработок в области электротехники сильных токов. Теперь же ситуация полностью изменилась: в Siemens & Halske стали поступать все новые заказы на генераторы от промышленников и глав городов.

Между тем, в России зарождался огромный рынок электроосветительных услуг. Газоосветительные компании яростно этому сопротивлялись. Так, включенные в 1879 году на только что построенном Литейном мосту 12 фонарей системы Яблочкова несколько лет оставались единственным примером электроосвещения публичных мест исключительно потому, что мост не попадал под монополию, проданную городской управой Петербурга частным компаниям, освещавшим улицы масляными и газовыми светильниками.

Как опытный маркетолог Карл Сименс задумал ряд эффектных презентаций электроосветительного оборудования на базе «русской свечи Яблочкова». Началось все с освещения выставки Айвазовского в Москве, а вершиной стала иллюминация Московского Кремля в мае 1883 года на торжествах по случаю коронации Александра III.

Отвечая на запросы российского рынка в области телеграфной связи, электрического освещения и передачи энергии на расстояние, Карл Сименс создает в 1879 - 1881 годах в Петербурге собственное производство ― завод по изготовлению телеграфных кабелей (сейчас – завод «Севкабель»), электротехнический завод (сейчас ― производственное объединение им. Козицкого) для изготовления телеграфных аппаратов, динамо-машин и ламп накаливания, завод по производству углей для дуговых ламп.

Будущее все же оказалось не за дуговыми лампами, а за лампами накаливания с нитью высокого сопротивления (что позволило включать лампы параллельно, а не последовательно, как все поступали раньше). Приобретя в конце 1883 года у Эдисона патент на право использования его ламп в России, Сименсы энергично начали программу электрификации крупнейших городов страны. Поскольку попытки Лодыгина и Яблочкова создать свои собственные заводы быстро закончились банкротством, Siemens & Halske на несколько лет оказалась монополистом в новом сегменте рынка.

Первым проектом городского освещения, законченным 30 декабря 1883 года, стала замена газовых горелок на «искусственный свет» на Невском проспекте. На участке от Аничкова моста до Большой Морской улицы были установлены 32 дуговые лампы силой света около 1 200 свечей. Одна миниэлектростанция разместилась на барже у Полицейского моста, другая ― у Казанской площади. Несколько месяцев Карл Сименс не брал плату за освещение с городских властей, ожидая формирования спроса. Его расчеты оказались верными ― первым коммерческим заказчиком электроосвещения в России стал императорский двор. В 1884 году Siemens & Halske получила заказ на электрификацию Зимнего дворца. Проект, в ходе которого было установлено 12 тыс. лампочек накаливания, получил восторженную оценку Вернера Сименса, назвавшего его «самой впечатляющей системой освещения в мире».

В 1885 году на Третьей Электротехнической выставке в Петербурге компания была награждена медалью Русского технического общества за многолетнюю деятельность по распространению электрического освещения.

Для участия в городском конкурсе на освещение Санкт-Петербурга Сименсы, совместно с Deutsche Bank и рядом русских банков, создали в 1886 году «Общество электрического освещения», которому и достался городской заказ. В отличие от большинства иностранных фирм «Общество 1886 года», учрежденное на основе российского права с уставным капиталом в 1 млн рублей, было ориентировано не на вывоз заработанного капитала за границу, а на инвестирование его в развитие бизнеса в России. Оно стало первой в России энергетической компанией полного цикла, работающей в сферах генерации, передачи и распределения энергии.

Компания начала активно двигаться в регионы и, прежде всего, в Москву. Первый московский контракт «Общества 1886 года» от 31 июля 1887 года касался освещения от локомобильной блок-станции квартир доходного дома и торговых рядов Пассажа купчихи Постниковой (сегодня в этом здании располагается Театр им. М.Н. Ермоловой). Первым сотрудником Московского отделения (первоначальное название – Московский округ) «Общества 1886 года» был техник Спицын (к сожалению, в исторических документах не сохранились его инициалы), приехавший из Санкт-Петербурга и приступивший к работе в сентябре 1887 года. Он набирал первых чернорабочих и организовывал работы по освещению пассажа Постниковой. 15 марта 1888 года штат Московского отделения был увеличен до четырех человек, а 14 марта к Спицыну прибыл квалифицированный помощник – техник Попов.

19 августа 1888 года постановлением министра внутренних дел «Обществу 1886 года» было разрешено приступить к прокладке сети проводов для освещения Москвы.

Одновременно на углу Георгиевского переулка и улицы Большая Дмитровка на землях, принадлежавших Священному Синоду (ранее здесь был расположен Георгиевский монастырь), началось строительство первой центральной электростанции «Общества 1886 года». На ее устройство было ассигновано 800 тыс. рублей – немалые по тем временам средства.

Строительство этой электростанции проводилось по договору с городской управой, согласно которому Обществу также предоставлялось право прокладывать вдоль улиц подземные электрические кабели. В декабре 1888 года Георгиевская дала первый ток.

Любопытно отметить, что забота о здоровье своих работников всегда была одной из первоочередных задач руководителей «Общества 1886 года». Практически сразу же после открытия Георгиевской электростанции врачом Московского отделения «Общества Электрического Освещения 1886 года» был назначен Иван Петрович Чулков, имевший звание уездного врача и надворного советника. Он проработал на своем посту 36 лет. В 1895 году по настоянию Чулкова был оборудован приемный покой, организовано круглосуточное дежурство фельдшера, которому при Георгиевской станции была отведена квартира. После открытия в 1897 году Раушской электростанции приемный покой был переведен в квартиру на первом этаже каменного жилого флигеля в Садовниках.

К 1895 году мощность Георгиевской станции достигла 1 500 кВт. Годовая выработка электроэнергии составила 870 тыс. кВт∙ч. Она вырабатывала постоянный ток напряжением 120 В и обслуживала 800 абонентов на расстоянии примерно в один километр. Крупнейшими потребителями Георгиевской были Большой и Малый театры, а также Московский университет на Моховой.

Сегодня в здании первой центральной электростанции, расположенном рядом с Государственной Думой Российской Федерации, находится Московский государственный выставочный зал «Новый Манеж».

В полной мере российский рынок раскрылся перед «Обществом 1886 года» во многом благодаря выполнению правительственного заказа на освещение Кремля с центральной частью Москвы во время коронации Николая II в мае 1896 года.

Очевидец событий адъютант московского генерал-губернатора Владимир Джунковский писал в своих воспоминаниях: «Вся Москва сияла в тот день разноцветными огнями, образовавшими на небе огромное багровое зарево, которое, говорят, было видно за десятки вёрст от Москвы. Тверская, Кузнецкий мост, Петровка, Неглинный проезд так и сияли огнями: красными, синими, желтыми, всех цветов радуги, словно сказочная красавица в драгоценном уборе. Гранитная набережная Москвы-реки от Каменного до Москворецкого моста была вся увешана гирляндами фонарей; громадный купол Румянцевского музея был сплошь залит огнями; здание Городской думы от фундамента и до крыши было затянуто узорчатой сеткой светящихся белых шкаликов, шкаликов без конца, несколькими тысячами белых шкаликов…

Вечером весь город был иллюминирован так же, как и Кремль. Это было действительно волшебное зрелище. Кремлевская иллюминация зажглась в один миг, в тот самый миг, когда государыня взяла в руки поднесенный ей букет с электрическими цветами. Засветился букет, и в тот же момент засветился разноцветными электрическими огнями весь Кремль, точно огненной кистью нарисованный на потемневшем небе… Его кресты, купола, крыши, зубцы, окна, карнизы … вырисовывались тысячами разноцветных огней, сверкающих как бриллианты… Описать эти чудеса невозможно, нужно было их видеть, как видел московский народ, сотнями тысяч запрудивший все улицы». Интересно отметить, что «Общество 1886 года» после коронационных торжеств получило концессии на освещение Петербурга до 1937 года и Москвы до 1945 года.

В середине 1890-х годов Георгиевская достигла своего предела (питание 25 000 ламп накаливания) и уже не могла покрывать возросший спрос на электроэнергию. Возникла идея строительства в Москве более мощной электростанции.

В докладе Московской городской управы от 28 августа 1895 года говорилось: «В настоящее время действующее в Москве «Общество Электрического Освещения», не будучи в состоянии удовлетворить все возрастающие требования вследствие технической невозможности расширить действующую центральную электрическую станцию, вынуждено приступить к устройству новой центральной станции. Вместе с тем, желая гарантировать себе в будущем возможность удовлетворять всем могущим представиться требованиям, Общество хочет сообщить делу снабжения города электричеством возможно широкую постановку, которая бы обеспечивала применение электричества не только к освещению, но и в качестве двигателя». То есть речь шла уже и об электрификации промышленности. Век пара на производстве уходил в прошлое.

В рамках договора с Московской городской управой «Обществу 1886 года» предоставлялась не только концессия на электроснабжение Москвы сроком на 50 лет, но и право постройки центральной электростанции Раушской на арендованном у Александровского коммерческого училища земельном участке (на берегу Москвы-реки между Раушской набережной и Садовнической улицей), прокладки кабеля по улицам, а также снабжения электричеством учреждений, предприятий и частных лиц. При этом 6% дохода компании от освещения и 3% дохода от энергии, используемой в производственных целях, отчислялись в городской бюджет.

14 июля 1896 года состоялась торжественная закладка новой центральной электрической станции. Место, на котором должны были начаться работы, огородили и украсили флагами. В нескольких местах площадки уже стояли готовые к забивке свай паровые локомобили.К часу дня паровые молоты, вес каждого из которых превышал 60 пудов, начали свою работу. Сваи миллиметр за миллиметром входили в землю. А в это время в специальном шатре уже сервировали роскошный стол. Все присутствующие были приглашены на обед. За столом завязалась оживленная беседа. Управляющий московским отделением «Общества Электрического Освещения 1886 года» Альберт Бессон рассказал, как создавался проект станции и о значении, которое приобретет она в будущем. «До сего времени, – сказал он, – «Общество Электрического Освещения» давало электричество лишь 23 тысячам лампочек. Новая же станция позволит увеличить цифру эту до 250 тысяч». Большое оживление за столом вызвало выступление инженера А.И. Колосова, который в свое время проектировал первую электропроводку на Тверской. Невероятной казалась длина проводов, которые протянутся от новой станции по улицам Москвы – 1800 верст!

28 ноября 1897 года Раушская электростанция (сейчас – ГЭС-1 им. П.Г. Смидовича, филиал ОАО «Мосэнерго»), была введена в эксплуатацию. Мощность ее первой очереди составила 3 300 кВт.

На станции Раушской впервые было реализовано новое техническое решение. Первоначально «Общество 1886 года» ориентировалось на строительство малых тепловых электростанций «во дворе каждого платежеспособного дома». Такая электростанция, в частности, была сооружена по заказу купчихи Фирсановой для освещения Сандуновских бань.

Но, поскольку потери энергии при электропередаче постоянного тока даже на сравнительно короткое расстояние в сотни метров оказались слишком велики, от этой идеи пришлось отказаться. Основой новых крупных энергопроектов стали «центральные» электростанции, генерирующие переменное напряжение 2 кВ. Потребителю же после понижающих трансформаторов подавалось переменное напряжение 127 В, что позволяло увеличить расстояние до потребителей примерно до пяти километров.

В 1896 году на роль автора проектов и руководителя строительства электрических станций «Общества электрического освещения 1886 года» был приглашен талантливый русский электротехник Роберт Классон. В 1900 году он возглавил также созданное Сименсами на бакинских нефтепромыслах акционерное общество «Электросила» – сначала в качестве технического руководителя, а потом и директора. В короткое время были построены две мощные электростанции трехфазного переменного тока в Москве и Петербурге и две электростанции для электрификации нефтепромыслов в Баку, где впервые в России была применена воздушная передача на линии с напряжением в 20 тыс. В.

В 1898 году ввиду расширения деятельности «Общества Электрического освещения 1886 года» возникла необходимость заключения новых договоров с властями Санкт-Петербурга и Москвы. Для упрощения этой процедуры было принято решение о разделении Петербургского и Московского отделений Общества. Компания проводила политику расширения клиентской базы. Для привлечения промышленных потребителей был введен льготный тариф на электроэнергию для фабрик и заводов. Промышленники платили по 10 коп. за один кВт•ч, что было в несколько раз меньше тарифа на освещение. Промышленная нагрузка давала энергетикам возможность более равномерно загружать оборудование электростанций в течение суток. Кроме того, новая тарифная политика позволила компании выигрывать в условиях рынка. Маленькие блок-станции постепенно не выдерживали конкуренции и присоединялись к электростанциям Общества. С 1897 по 1913 год к «Обществу 1886 года» присоединились 286 мелких блок-станций.

В начале XX века почти вся русская промышленность, в том числе и энергетика, держалась на баснословно дорогом привозном топливе – бакинском мазуте. Стоимость топлива в России была в 2-3 раза выше, чем в Германии и Англии. В 1911 году Р.Э. Классон предложил построить возле Москвы электростанцию, работающую на торфе, которым так богато Подмосковье.

23 апреля 1912 года «Общество 1886 года» передало в Богородскую земскую управу проект строительства станции «Электропередача». В 1913 году будущая торфяная электростанция была выделена в самостоятельное акционерное предприятие, которому были переданы права на купленные земли и постройки.

Это было вынужденное решение. В России в то время отсутствовали законодательные нормы, регламентирующие весь комплекс электрического строительства. Чтобы провести электропровода по дорогам и чужим землям, компания должна была заключить договор с каждым населенным пунктом, а в сельской местности этот вопрос решался общим деревенским сходом. Электрокомпании попадали в огромную зависимость от городских и сельских властей. Строительство новой электростанции в организационных рамках «Общества 1886 года» потребовало бы заключения нового договора с московскими властями, которые не желали пересматривать существующие договоренности.

В начале XX века развитие энергетики в России значительно опережало рост других отраслей экономики. Во многом это было связано с колоссальными иностранными капиталовложениями. За первое десятилетие капиталовложения западных концернов в электротехническую промышленность России выросли на 65%. А инвестиции в российские предприятия, которые занимались электрическим освещением, а также в трамвайные компании выросли на 205% и 580% соответственно.

Сразу после начала Первой мировой войны на волне антигерманских настроений московские городские власти поставили вопрос о прекращении деятельности «Общества 1886 года» и «Электропередачи». В обращении к Правительству 28 ноября 1914 года от имени Московской городской думы сообщалось, что «фактически «Акционерным Обществом Электрического Освещения 1886 года» и «Электропередачей» руководят финансовые учреждения Германии и Швейцарии во главе с Deutshe Bank. Так, при последнем акционировании капитала «Общества 1886 года» в 1914 году из 10 млн рублей на долю швейцарских акций приходилось 5,5 млн рублей, германских ― 4 млн, а русских ― только 0,5 млн рублей».

Правительством была создана межведомственная комиссия по ликвидации Общества. Московские власти хотели перевести компанию в ведение города, но Союз фабрикантов и заводчиков московского региона (объединял 685 фабрик и заводов) выступил категорически против инициативы городских властей. В заявлении Союза говорилось: «…чиновники городского самоуправления как люди, далеко стоящие от промышленности, крайне беспечно относятся к ее интересам и нередко действуют прямо в разрез с интересами фабрично-заводского населения».

Власти города ставили в вину «Обществу 1886 года» высокие цены на электроэнергию. В Подмосковье цена на электроэнергию для мелких предпринимателей была на 30% ниже, чем в Москве. Но, как говорилось в заявлении Союза, именно московские власти не пускали дешевую электроэнергию от «Электропередачи» в Москву. Более того, чиновники городского управления жаловались на слишком высокие цены за ток для освещения улиц, хотя устанавливало эту цену (25 коп. за кВт•ч) само городское управление.

На заседании межведомственной комиссии в январе 1915 года Петроградская городская дума отклонила предложение о ликвидации «Общества 1886 года». Представитель Совета съездов торговли и промышленности указал, что в финансировании Общества принимали участие не только германо-швейцарские, но и французские капиталы, и ликвидация Общества может отпугнуть вообще всех иностранных капиталистов. Правительство также не поддержало предложение о ликвидации компании.

Решение было принято под нажимом военного ведомства и железных дорог. К апрелю 1915 года в России разразился полномасштабный кризис ― угольный и нефтяной. Не хватало вагонов для подвоза в Москву топлива из южных районов страны. Московские электростанции, особенно работающая на местном торфе «Электропередача», впервые предложили электричество в качестве полноценной альтернативы привозному углю и мазуту. К этому времени суммарная установленная мощность трех действующих электростанций московского региона – Раушской, Трамвайной (принадлежала московским властям) и Электропередача - составляла 93 тыс. кВт, из которых 57 тыс. кВт было установлено на станциях «Общества 1886 года».

С сентября 1915 года по январь 1917 года в московские электрические сети было отпущено 48 млн кВт•ч электроэнергии. За счет использования электричества власти были избавлены от необходимости подвоза в Москву 2 600 нефтяных цистерн.

«Общество 1886 года» и «Электропередача» доказали стратегическое значение своей деятельности. Но спустя всего два года их частные владельцы все же лишились своего имущества…

С приходом к власти большевиков в конце 1917 года председатель Совета народных комиссаров В.И. Ленин подписал декрет, согласно которому все имущество «Общества Электрического Освещения 1886 года» было конфисковано и передано в собственность государства. При этом ведущие специалисты компании ― Р.Э. Классон, Г.М. Кржижановский, С.Я Аллилуев, Л.Б. Красин, И.И. Радченко, П.Г. Смидович, В.В. Старков ― остались работать на своих местах.


Источники:

    • «К свету, теплу и чистому воздуху», Москва, 2007
    • «Сименс»: партнерство для будущего. Siemens, 2011
    • «Несущая свет», Ф.С. Новикова, Профиздат, 1969


Назад к списку очерков