1941-1945 годы на ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона


В ночь на 22 июня 1941 года диспетчер Мосэнерго передал распоряжение на московские энергопредприятия: «Немедленно развернуть работу по мобплану…». В тот же день была объявлена всеобщая мобилизация. Работники столичной энергосистемы наравне с другими москвичами уходили на фронт. Часть специалистов была мобилизована на строительство оборонительных сооружений. Директор ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона приказом от 22 июня предписал всем начальникам цехов срочно проверить состояние всего оборудования, подъездных путей, все выявленные дефекты устранить немедленно, принять меры к бесперебойному снабжению станции топливом. На другой день, 23 июня, на электростанции состоялся митинг рабочих, инженеров и служащих основных цехов. На митинге выступил директор электростанции Прохоцук, главный инженер Ширяев, начальники цехов. Они призвали усилить бдительность и самоотверженно работать в военной обстановке. Согласно предписанию, многие работники электростанции и Торфопредприятия прибыли в военкомат 23 июня 1941 года, откуда они были направлены в войсковые части. Началась мобилизация. Жизнь до 22 июня 1941 года стали называть жизнью до войны.

Перед войной на ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона работали 1200 человек, в первые дни войны 400 работников были призваны на фронт. Электростанция потеряла сотни квалифицированных специалистов. Потом на фронт стали призывать мужчин до 1923 года рождения и более старшего возраста, с 1900 года рождения и старше. На их смену приходили вчерашние школьники и учащиеся ремесленного училища, а также старики и инвалиды. Так, вышедший на пенсию по инвалидности Василий Кириллович Терешкин пришел в партбюро и заявил: «Меня на фронт не возьмут, но я могу помогать своим трудом, могу работать токарем». В.К. Терешкин работал на электростанции токарем все годы войны. Три его сына и дочь ушли защищать Родину, вернулись только сын и дочь.

С Торфопредприятия на фронт ушло 1118 квалифицированных рабочих. В тяжелейших условиях предприятие обеспечивало снабжение торфом ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона. На производство торфа мобилизовались десятки тысяч людей из Рязанской, Воронежской и других областей, в основном – девушки. За летний сезон они должны были выработать столько торфа, чтобы его хватило для работы электростанций в течение всего года. А в зимние дни привлекали все население Шатуры, Павловского Посада и Орехово-Зуево. Люди выходили на расчистку железнодорожных путей от снега, чтобы обеспечить бесперебойную доставку торфа на станции. Но торфа всё равно не хватало, и электростанции переходили на сжигание дров и пней.

В стране принимались дополнительные меры по укреплению тыла. На особо важные предприятия, имевшие оборонное значение, направлялись парторги ЦК для усиления руководства и помощи в организации работ в условиях военного времени. На ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона также был парторг ЦК ВКП(б) - Виктор Иванович Богаченков. Озера электростанции охраняли красноармейцы дивизиона. Проход по берегу четвертого озера и по разделительной дамбе между озерами был запрещен с 22-х часов и до 6-ти часов утра. На северном берегу и на золоотвале за карьерами были установлены зенитные орудия. Зенитчицами были девушки, в основном из Москвы.

В поселке закрылись лодочная станция, парк, парашютная вышка, которая была самым высоким сооружением и использовалась как наблюдательный пункт. Был создан истребительный отряд из пятидесяти человек. Бойцы отряда часто тренировались в рукопашном бою напротив клуба им. Ленина. Осенью 1941 года отряд участвовал в боях за Москву под Нарофоминском.

В июле 1941 года на Торфопредприятии им. Р.Э. Классона организовали цех по выпуску детали сопла РСКА-1. Строго секретные чертежи выдавались рабочим под расписку в начале смены. Никто не знал, для чего предназначалась трудоемкая деталь. Деталь была составной частью грозного и невиданного доселе оружия - реактивного миномета БМ-14 «Катюша».

В августе 1941 года в поселок Электропередача прибыла полевая артиллерийская снаряжательная мастерская «ПАСМ-22». Двенадцать вагонов-пульманов были приспособлены для работ с боеприпасами, подготовки их для стрельбы. В одном вагоне находилась электростанция, в другом котельная, в третьем механическая мастерская, в других - отделения по чистке, обжиму гильз, заправке их порохом. Местом ее постоянного расположения выбрали бывшие поля сушки гидроторфа, между железной дорогой электростанции и шоссейной дорогой на Электропередачу, на незначительном расстоянии от Горьковского шоссе. Поля к этому времени заросли молодыми деревьями и кустарником, которые хорошо укрывали сверху ПАСМ. От железной дороги врезали стрелку и построили небольшой железнодорожный тупик для стоянки ПАСМ. Проход по железной дороге от Горьковского шоссе до Электропередачи был запрещен.

Перед ПАСМ-22 была поставлена задача - обеспечить артиллерийскими боеприпасами зенитную артиллерию всего Московского округа ПВО. Уже в первые дни сентября ПАСМ-22 начала выпускать для фронта боеприпасы. Работали в мастерской солдаты из воинской части и вольнонаемные из Павловского Посада, поселка Электропередача и окрестных деревень - всего около ста пятидесяти человек. Они быстро обучились сложной и опасной профессии сборщика боеприпасов. Из вагона в вагон перемещались на транспортерах гильзы, снаряды, взрыватели, мины. Приезжающие с фронта на поездах и на машинах военные привозили отстрелянные гильзы, получая за них боеприпасы. Окружающие Москву немцы чувствовали, что где-то рядом готовятся снаряды к бою, они искали ПАСМ, но так и не смогли ее вычислить. ПАСМ работала с максимальной производительностью, в смену с конвейера сходило до 30000 выстрелов одного калибра. 10 декабря 1944 года в отделении, где гильзы заряжали порохом, при включении рубильника вспыхнула искра и порох взорвался. Погибли четыре девушки и один солдат. 9 мая 1945 года, в последний день войны, на ПАСМ-22 готовили гильзы (холостые снаряды) для праздничного салюта на Красной площади в Москве.

Для подготовки рабочих кадров Ремесленное Училище Энергетиков №19 при ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона увеличило прием учащихся в 1941 году. Принимали мальчишек 14 лет и девчонок 15-16 лет. Набор учащихся отчасти был принудительным.

В связи со складывающейся обстановкой на фронте в поселке Электропередача создавался партизанский отряд на случай прихода немцев. Местом для базы партизанского отряда выбрали лес между подсобным хозяйством Белый мох и рекой Дубенка. Непосредственно база располагалась на самых высоких берегах бывшей канавы, по которой первые годы подавали воду из реки Дубенка в зеленовские карьеры для подпитки озер электростанции. В высоких берегах канавы выкопали землянки, которые предназначались под склады и для проживания партизан. Командиром партизанского отряда был парторг ЦК ВКП(б) при ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона В.И. Богаченков. Партизанский отряд создавался по всем правилам военного времени, с явками в близлежащих деревнях. В деревне Васютино выбор пал на Михаила Ивановича Грязнова. Несмотря на то, что у него было трое маленьких детей, а дело это, в случае чего, было очень опасное, Михаил Иванович дал согласие на организацию явки в его доме.

На электростанции готовились и к самому худшему развитию событий. На самый крайний случай станцию заминировали. Четвертую турбину демонтировали и отправили на восток. Многие работники электростанции готовились к эвакуации с семьями, и уже был подан железнодорожный состав для эвакуирующихся. Все архивные документы были уничтожены.

Зимой и весной 1942 года были серьезные проблемы со снабжением продовольствием. Жители Электропередачи голодали. Многие ходили и ездили по деревням менять различные вещи -велосипеды, ткани и другое - на продукты, в основном на картошку.

Летом 1942 года на должность директора ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона был назначен Иван Ананьевич Ерохин. Время было очень напряженное, как и летом 1941 года, если не более. Немцы наступали на юг и продвигались к Волге.

Электростанция работала на полную мощность, выработка электроэнергии на турбинах превышала их установленную номинальную мощность. Промышленность работала в три смены круглосуточно, электростанция зачастую и ночью работала с максимальной выработкой электроэнергии. Это затрудняло возможность оперативного проведения необходимых ремонтов оборудования в ночное время. Механический цех электростанции выполнял военные заказы по изготовлению деталей оружия. Было трудно. Трудно было и с питанием у рабочих электростанции, продукты, получаемые по карточкам, не соответствовали тем затратам сил и энергии, которые расходовались в течение 11-тичасового рабочего дня.

Коллектив ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона за время войны 11 раз держал в своих руках переходящее Красное знамя Комитета Обороны. Свыше четырехсот рабочих и служащих электростанции были награждены медалью «За оборону Москвы». За самоотверженный труд в годы войны награждены медалью «За доблестный труд» 1094 работника предприятия.

За высокие технико-экономические показатели и в связи с 30-летием электростанции Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 апреля 1945 года ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона награждена орденом Трудового Красного Знамени. 14 работников электростанции награждены орденами и медалями, в их числе - директор ГРЭС-3 им. Р.Э. Классона Иван Ананьевич Ерохин, награжденный орденом Красной Звезды.



Назад к списку очерков